Кто и как готовит лыжи для наших спортсменов

 Тем, кто интересуется лыжными гонками, наверняка представлять Александра ЛАЗУТКИНА не нужно. На протяжении десяти лет он выступал в составе национальной сборной. На дебютном для себя чемпионате мира в немецком Оберстдорфе в коньковом командном спринте вместе с Сергеем Долидовичем  вошёл в десятку сильнейших. Через год на кубковом этапе во французской Ла-Клузе в масстарте на 30 км свободным стилем финишировал девятым. И той же зимой на Олимпиаде в Турине Александр показал 15-й результат на классической «разделке». В 2007-м на Всемирной зимней универсиаде в том же Турине в индивидуальных дисциплинах завоевал два «золота» и «серебро». Не раз поднимался на подиум и других международных турниров. Завершил карьеру в 2015-м и вскоре переквалифицировался в сервисмена нацкоманды. В этой роли отработал уже чемпионат мира-2017 и целую серию кубковых стартов.

У него мы и попытались выведать секреты подготовки лыж. И начали разговор с вопроса о том, с чего она начинается?

 

— Со сбора информации о погоде. Мы смотрим прогноз, измеряем температуру воздуха. Учитывается также влажность и структуру снега — свежий он или зернистый, глянцевый, рассыпчатый, или лыжня совсем ледяная. Нюансов масса. А потом берёмся за лыжи, которые прежде нужно почистить. Для этого используем специальный базовый парафин. Накладываем его под утюжок, а затем полностью снимаем. Если его плохо убрать, смазка быстро соберёт грязь. Затем таким же образом заливаем гоночный парафин, только, если речь идёт о классической гонке, не на всю, а на скользящую поверхность, то есть по концам, колодку же оставляем сухой. Он есть от разных производителей — Swix, Start, Holmenkol, Rex. Те, что имеются, откатываем и выбираем лучший. Затем снимаем его и тонким слоем посыпаем предварительно протестированный порошок, который опять же с помощью утюга желательно одним движением расплавляем. После остывания очищаем скользящую поверхность от его излишков с помощью натуральной щётки.

И берёмся за центральную часть лыжи — колодку, прежде всего металлической циклей удалив с неё попавшую пыль, после чего зашкуриваем её или поднимаем ворс. Кладём специальный грунт опять же, чтобы он лучше впитался, под утюжок, и только после этого — в несколько слоёв основную мазь, которую заранее протестировали на держание и скольжение. Если спортсмену не хватает держания, её можно добавить. При использовании жидких мазей в плюсовую погоду колодка делается короче, а на сколько — зависит от длины дистанции: на короткой где-то на 20 см, на  длинной — на 10 — 15.

— Есть ещё ускорители…

— Да, в таблетках и спреях и используются они для скользящей поверхности, чтобы лыжи ехали ещё быстрее. Правда, их хватает ненадолго. Поэтому, к примеру, на последней гонке в Саарисельке — на 15 км — мы клали его под порошок, а в спринте, наоборот, наверх: на полутора километрах он отлично работает.

— С некоторых пор на пластик стали наносить также структуру. Зачем?

— Всё с той же целью — чтобы лыжи ехали быстрее. И делается это, кстати, в первую очередь. Получив, к примеру, пять новых пар лыж, их нужно сразу чистыми откатать. Если какие-то хорошо поехали в тёплую погоду, на них можно смело наносить соответствующий штайншлиф — рисунок на эти условия. Делается это специальной машиной с помощью камня. На тепло узор один, на небольшой мороз — другой, на сильный — третий и т.д. А если взять лыжи наобум и положить на них разные структуры, они могут и не поехать.

Дорогое удовольствие

— Выбранные рецепты от друзей-соперников держите в секрете?

— Конечно. Если, к примеру, на улице сыплем порошок, стараемся баночку замотать скотчем, чтобы не видно было, что за он. Перед стартом никто никогда не признается, на какой смазке собирается бежать. Мы если только своим соотечественникам из регионов на международных стартах можем что-то подсказать или даже помочь намазаться, понимая, что у них куда более скромные возможности. Ведь это удовольствие далеко не из дешёвых. Одна баночка порошка у фирмачей стоит порядка 90 — 100 евро. Если нормально его сыпать, на пять-шесть пар хватит, но при желании можно и на 10 растянуть. Мази есть и по 5 евро, и по 10 — 12 — в зависимости от того, со фтором они или без, для тренировок предназначены или для гонок. Причём вовсе не обязательно фторированные будут работать лучше, чем простые, как в той же Саарисельке было на классических «разделках». Парафины приблизительно в той же ценовой линейке, что и мази. И после гонки, кстати, секреты классной работы лыж коллеги предпочитают не выдавать, если только кто-то из русскоязычных по дружбе что-то расскажет. Ведь эти рецепты в будущем самому не раз пригодятся. Они записываются в специальной тетрадке с пометками, где прошли соревнования, в каких условиях и какой вариант смазки сработал на «отлично». Даже на мастер-классах по обработке лыж те же россияне не все нюансы раскрывают, а только основные.

— Аналогичные семинары проводят и производители мазей, парафинов в Норвегии, Австрии…

— По крайней мере, мне в таковом пока поучаствовать не довелось, хотя было бы интересно.

— Это правда, что самые быстрые парафины и лучшие мази фирмачи отдают своим национальным командам, а остатки продают?

— Вряд ли. Если только норвежцы что-то отдельно варят для своих, и то не уверен. Вообще, занимающиеся этим компании  в состоянии произвести любую продукцию в любом объёме. Приходи и покупай. Им главное — продать товар и получить деньги.

— Вся эта лыжная химия довольно токсична и вредна для здоровья. Как спасаетесь?

— Спасибо руководству РЦОП по зимним видам спорта «Раубичи», в прошлом году нам закупили новые маски, в которых и работаем. Без них действительно можно ту же астму нажить, поэтому пренебрегать защитой нельзя.

— Многие ведущие сборные, такие как норвежская, финская, шведская, немецкая, располагают фурами  или сервис-лабораториями на колёсах, где ваши коллеги колдуют над лыжами. Доводилось лично видеть их начинку?

— Нет, «шпионов» туда не пускают.  Но представление об их наполнении имею. Такой грузовик есть и у россиян, в котором работал Юрий Фролин, нынче вошедший в нашу бригаду. Там установлены столы и необходимое оборудование для работы, сделана хорошая вентиляция. И у каждой мази, парафина есть постоянное место. То есть коллегам не нужно тратить время на то, чтобы по приезде на новое место всё разложить, а по завершении соревнований, наоборот, компактно упаковать для дальнейшей перевозки.

Взявшись за руки, надёжней

— Сколько пар лыж вы обычно готовите каждому спортсмену?

— Как правило, по одной, которую они сами предварительно выбрали. Хотя в прошлом году мы с Леонидом Корнеенко их не раз откатывали и выбирали для девчат, в том числе для Юлии Тихоновой на чемпионате мира. Чаще, однако, они сами это делают. Не потому, что не доверяют. Просто они знают, какие лыжи у них в какую погоду должны лучше работать. Ведь на каждую пару, как мы уже говорили, нанесена разная структура. Их и откатывают. Сергей Долидович и Юрий Астапенко, к примеру, перед упомянутой «пятнашкой» в Саарисельке тестировали 15 пар, из которых на гонку оставили две. Их мы и готовили. Есть, кстати, и специальный аппарат — откатчик. Ставишь палки на ногу, вешаешь на них откатчик и едешь. И он с точностью до долей секунды высчитывает, как быстро ты преодолел, скажем, 15-метровый  отрезок. Но надёжнее это делать всё-таки с кем-то в паре.

— Сколько вариантов смазки вы пробовали перед коньковой дистанцией сейчас в Саарисельке?

— Пять. На более ответственных соревнованиях их число может увеличиться до десяти. Команды, у которых большие сервис-бригады, могут и ими не ограничиться. У нас же пять пар тестовых лыж. Мы их готовим, откатываем, выбираем лучшие, а на оставшихся пробуем ещё несколько «рецептов». Но прежде их нужно успеть перепарафинить, перепорошковать. Иначе никак. Или иметь десять тестовых пар.

— Каким образом вы их откатываете?

— Сначала проверяем скольжение. Для этого вдвоём с коллегой разгоняемся с горки, взявшись за руки, и, отпустив их, спускаемся до полной остановки — смотрим, кто дальше уехал. Затем меняемся лыжами и повторяем «процедуру». Лучшие пары оставляем, на худших можем ускорители попробовать. На выбор мазей на держание времени может потребоваться ещё больше. Её, наоборот, сначала проверяем, идя в подъём. Затем на выбранных лыжах проезжаем километров пять, чтобы посмотреть, как работают мазь, парафин, порошок непосредственно на дистанции — на разных её участках. Ведь внизу может быть холоднее, наверху теплее. Если время позволяет, можем час-полтора этим заниматься, что-то меняя.

— Получается, и физическую форму вам необходимо поддерживать?

— Естественно. Не такую, конечно, как гонщикам. Но позволяющую спокойно  проехать 10-15 км. Поэтому на сборах намазали ребят, отправили их на тренировку — и сами пошли кататься. Правда, один раз в день, а не два, как спортсмены.

Обошлось без проколов

— В прошлом году вы участвовали в предолимпийской неделе в Пьенчане. Насколько сложными нашли корейские условия?

— Главную проблему там составлял тот факт, что днём стояла тёплая погода, а гонки проводились вечером, когда заметно холодало. И подобрать смазку было непросто, ведь, получалось, что пробовали её в одних условиях, а через полчаса они менялись, и появлялась отдача. Приходилось вносить коррективы. Но проколов, слава Богу, удалось избежать.

— А есть ли, что называется, гиблое место, где подобрать хороший рецепт редко удаётся?

— Пожалуй, нет. По крайней мере, не могу такого припомнить. Дело не в месте. Самое страшное для сервисмена — нулевая и плюсовая температура, когда без жидких мазей не обойтись. А если ещё и свежий снег идёт, лыжня глянцуется — это дополнительная головная боль.

— Есть ли разделение у сервисменов: к примеру, один парафины заливает, второй — мазь кладёт?

— Нет, мы предпочитаем всё делать одной рукой: если я взялся готовить лыжи кому-то, так отвечаю за весь процесс от начала до конца. Вместе с тем на этапе откатки, если не успеваем, я могу пробовать парафины, а кто-то из коллег — порошки или ускорители, как было на чемпионате мира в Лахти. У нас ведь в сервис-бригаду четыре человека входило, а у тех же россиян — больше десяти.

— Тем не менее наши спортсмены неоднократно в интервью отмечали отличную работу лыж, особенно коньковых, которые, по их словам, катили не хуже, чем у лидеров.  

— Приятно, что ребята отмечают и наш вклад в их успешные выступления. У нас действительно есть свои неплохие наработки. Да и всегда стараемся ответственно подходить к этому процессу, понимая его важность. Хотя от неудач, увы, не застрахованы. Но мы делаем всё, чтобы таковых избегать.

 

 

версия для печати
Календарь событий
  Сваяк Белавиа НОК Беларубанк Белэксимигрант Vimunion