ЛЕОНИД ЧАЩИН: ДЕНЬГИ ЕСТЬ — ТРАМПЛИНА НЕТ

Лыжное двоеборье объединило, казалось, полярные дисциплины — прыжки с трамплина и лыжные гонки. Поначалу совмещать их лучше удавалось родоначальникам северной комбинации — норвежцам, к которым постепенно подобрались их соседи по скандинавскому полуострову, а затем и другие европейцы.

В Беларуси двоеборье начали культивировать в конце 50-х годов. Но большой толчок в развитии оно получило после того, как в 1980-м сборную республики возглавил приехавший из Перми 27-летний мастер спорта международного класса Леонид ЧАЩИН. После того как наш Александр Пектубаев в 1982-м выиграл индивидуальные соревнования на Спартакиаде народов СССР, а белорусская команда замкнула тройку, Леонид стал тренером сборной СССР. Но параллельно продолжил работать с белорусами, которые в 1986-м вновь вошли в тройку на Спартакиаде и Пектубаев пополнил копилку «золотом» чемпионата страны. В 1987-м его эстонский воспитанник Аллар Леванди завоевал мировую «бронзу», а через год — олимпийскую. Белорусы под руководством Чащина на Всемирных студенческих универсиадах добыли два «золота», три «серебра» и три «бронзы», неоднократно были участниками Олимпийских игр. Поэтому именно Леонида Дмитриевича, сегодня возглавляющего Белорусский лыжный союз, мы и попросили выступить в роли эксперта по лыжному двоеборью. Тем более он и сам претендовал на участие в Играх-1976, но…

— Перед Олимпиадой в Инсбруке я входил в стране в тройку сильнейших, но на главные старты четырёхлетия, как и на чемпионат мира 1978 года меня не взяли. К сожалению, из-за давней семейной трагедии в те годы у меня неоднократно возникали проблемы с оформлением выездных документов. Кроме того, попав в сборную страны, я не захотел уходить от своего тренера Александра Александровича Носова, которого московские специалисты почему-то не любили.

— Но через 12 лет вы не просто попали на Игры, но  узнали вкус успеха…

— Действительно, Аллар Леванди, с которым начал работать ещё в юниорском возрасте, на Олимпиаде в Калгари завоевал «бронзу». Хотя подобного успеха мог добиться и наш Александр Пектубаев. По своим антропометрическим, функциональным  данным он  был не менее одарён. Не порви он ахилл, думаю, Олимпиада в Сараево была бы его. Но из-за травмы Саша на неё не попал. А его тёзка Просвирин стал шестым.  Другой мой воспитанник Андрей Дундуков, которого привёз из Южно-Сахалинска, сначала  выиграл юниорское первенство мира, а в 1989-м уже на взрослом стал серебряным призёром. И команда у меня в 1987-м завоевала планетарную «бронзу».

Деньги есть — трамплина нет

— На переезд в Минск в 1980-м легко согласились?

— В те годы здесь были идеальные условия для работы. Во-первых, руководство Госкомспорта ко всем зимним видам относилось одинаково, что очень важно, ведь, сидя на голодном пайке, на мировой арене о себе не заявишь. Во-вторых, в Раубичах построили новые трамплины, отвечавшие всем современным требованиям.

— Которые вы опробовали за год до этого, установив рекорд, так никем и не побитый?

— Их только открыли. И сборная СССР проводила здесь летнюю подготовку. В рамках сбора были организованы соревнования. Я прыгнул на 77,5 м. Позже мои ученики  Александр Пектубаев, Виктор Апулов, Сергей Захаренко, случалось, приземлялись и дальше, но на тренировках. И они разгонялись по керамике, а не по щёткам, а это далеко не одно и то же. Вообще, способных парней было немало. Тот же Захаренко в 1995-м в Испании выиграл Всемирную универсиаду, на этапах Кубка мира затем в шестёрку попадал и неоднократно — в «пятнашку». Уверен, и дальше бы прогрессировал, если бы в конце 1997-го не сломал бедро. Прыгая со штырём в ноге, он не смог вернуть тот тонкий импульс, необходимый для дальних полётов. На Всемирных студенческих форумах, кроме вышеназванного трио призёром становился также Дмитрий Селезнёв. Все они завоёвывали олимпийские лицензии. В Раубичах тогда был не только большой, но и 20- и 40-метровый трамплины для детей. Им было где учиться и расти. А уже после «шестидесятки» без проблем можно перейти  ина 120-метровый, что подтвердил, в частности, наш Александр Синявский, в 16 лет улетевший на 180 метров. Сегодня об этом речь уже не идёт. В Минске осталось несколько детских групп в профсоюзной школе, в городском управлении на «Солнечной долине», где работает Владимир Кудревич, для воспитанников которого мы как раз передали девять пар прыжковых лыж «Фишер». Сейчас их отправляем на сбор в Закопане. Вся беда в том, что дома им негде тренироваться. В «Раубичах», поскольку уже не соответствовали нормам FIS, два меньших трамплина снесли. А в столице таковых и не было. Зимой на «Солнечной долине» мы строим для детей малый трамплин из искусственного снега, но это не выход. Нужен стационарный. Самое удивительное, что FIS и деньги на него выделила, вместе с фирмой «Альфаспорт» мы сделали конструкцию, а поставить её не можем — из-за того, что землю не отводят. Речь не идёт о грандиозной стройке. Я за возведение небольших (20, 40 м) учебных трамплинов для проведения селекционной работы. Причём важно, чтобы они стояли в городе, тогда, уверен, будут на все сто востребованы. Потому что пацанам всегда нравилось прыгать. И сегодня это безопасно. Благодаря тому, что и профиль трамплинов, и требования к лыжне, к форме изменились, число травм сократилось до минимума. В двоеборье и прыжках их куда меньше, чем в горных лыжах или фристайле. Немаловажно и то, что соревнования в наших видах теперь проводятся, как летом, так и зимой. Конечно, за год-два чемпионов не вырастишь. Придётся подождать. У финнов после Самппы Лаюнена и Ханну Маниннена больше десяти лет не было сильных двоеборцев, но уже появился очень перспективный Эро Хирвонен. И на подходе 18-летний Илка Эрола. И нам нужно делать ставку на детский спорт, а не приглашать не попадающих в свою сборную россиян. Но северную комбинацию нужно развивать, ведь она вызывает большой зрительский интерес.

Грядёт пополнение

— Та же олимпийская программа, похоже, в ней может расшириться?

— Да, к трём видам хотят добавить четвёртый — соревнования женщин. На заседаниях  технического комитета FIS, членом которого являюсь, этот вопрос активно обсуждается. Через год планируется провести юниорский чемпионат мира, на Олимпиаде в Пекине придать женскому турниру статус показательного, а затем  ввести его и в основную программу. Скорее всего, так и будет. Ведь те же женские прыжки на лыжах с трамплина очень быстро завоевали популярность. На первых порах на международных соревнованиях выступало по 15 — 20 человек, а сегодня уже на этапах Кубка мира — по 80-100 и есть ещё вторая лига — континентальный Кубок.

— В двоеборье довольно часты дисквалификации из-за прыжковых комбинезонов…

— Потому что требования к ним меняются. По регламенту FIS комбинезон должен плотно прилегать к телу спортсмена. Если в груди он велик более, чем на полтора сантиметра, в талии — на два, наказания вряд ли удастся избежать. Ведь чем шире костюм, тем легче держаться на воздушной подушке. Однако к звёздам, нужно признать, судьи относятся благосклоннее, могут и закрыть глаза на их нарушения. У женщин, поскольку у них фигуры сильно разнятся, правила мягче. Лыжи тоже должны быть определённой длины, что зависит от роста и веса спортсмена. Что же касается длины прыжка, то при её определении используется видеосъёмка и сложнейшая аппаратура: теперь, как в наше время, ничего не добавишь и не убавишь. И с целью безопасности прыгунов шлемы стали толще. Кроме того, новые технологии позволяют изготавливать ботинки с креплениями, исключающими волну от лыж, которая могла в воздухе захлестнуть.

— И всё же важнее быстрее бегать, чем дальше прыгать?

— Да, преимущество отдаётся функциональным возможностям. Если в наше время минута стоила 9 очков, то сегодня — 15. Да и система Гундерсена, при которой ты видишь спину соперника, на руку бегунам. Тот же Эро Ирвонен на стартовом этапе Кубка мира после первого вида шёл только девятым, но сумел переместиться на вторую позицию, а немец Йоханнес Ридзек — с восьмой на третью. Возглавив перед Играми в Сочи сборную России, я почти сразу сказал, что Евгений Климов, несмотря на хороший рост,  не сможет быстро бегать. Однако в итоге в 2015-м он перешёл в чистые прыжки, где уже стал призёром этапа Кубка мира.

— На ваш взгляд, возможен ли на Олимпийских играх вариант, что весь пьедестал, как на прошлогоднем чемпионате мира в Лахти, оккупируют немцы?

— Думаю, нет. Школа у них всегда была сильная, что и не удивительно: в стране 49 сертифицированных центров для прыжков. Однако соперники не позволят забрать все медали. В Норвегии появился очень сильный парнишка Эспен Андерсен, от которого, как показал этап в Руке, можно ждать всё, что угодно. Кроме того, у них по-прежнему силён олимпийский чемпион Сочи Йорген Грабак, который, считаю, сейчас в Руке лишь из-за падения упустил победу в последнем виде. У японцев в обеих дисциплинах весьма опасен  Акито Ватабе. Вполне может выстрелить эстонец Кристиан Илвес.

— А кого считаете фаворитами олимпийских командных соревнованиях?

— На мой взгляд, сразиться за победу способны четыре сборные: немцев, норвежцев, австрийцев и французов. Нельзя сбрасывать со счетов и японцев. Что же касается американцев, то они переживают смену поколений и в Пьенчане не смогут  вмешаться в спор за пьедестал. А мне хочется, чтобы и белорусские двоеборцы со временем вновь влились в олимпийскую семью.

 

версия для печати
Календарь событий
  Сваяк Белавиа НОК Беларубанк Белэксимигрант Vimunion